Отзыв? Нет… Это гипербола, друг мой… Гипербола детских иллюзий

В театре Рецензии

Я знаю, от меня некоторые люди ждали отзыв. (В частности, уважаемый мной режиссер театра Парадокс, Руслан Герасимов). Но отзыва не будет. Сейчас я попробую объяснить.

Видите ли, дорогие читатели, когда люди пишут отзыв, они руководствуются, главным образом, эмоциями. И некоторой долей разума, который приводит их к логическому обоснованию увиденного. Я решил проверить, что постановка «Дом цветных карандашей» оставила во мне. Без лишней театральности, эмоций. Так сказать, «на холодную».

Итак, премьера была чуть более месяца назад: 14 марта 2018 года. Забавно, что ни слова из первых набросков не осталось в окончательном варианте, а значит, трансформация оценки все таки произошла.

Первое, что меня удивило, еще во время просмотра спектакля, (а впоследствии, оно укрепилось в процессии размышлений над постановкой) так это явная схожесть с фильмом «Мелодия для шарманки» Киры Муратовой. Схожесть не сюжетная, не персонажная. Это та самая энергетика, которая вызывает диссонанс в сознании. Заставляет не просто сопереживать происходящему, но и иначе оценивать собственное представление об окружающем. Та самая литературно-театральная гипербола, способная заострить внимание на, казалось бы, простых, но очень важных вещах — таких как любовь, дружба, верность.

В начале представления Руслан Герасимов, по уже сложившейся традиции, представил свою премьеру. Он говорил о социальном приюте «Асылташ», о том, что туда попадают дети на некоторое время, пока дома у них не утрясутся временные трудности… Все правильно. Все так, как есть. Все грустно.
В постановке же, никто из детей, попавших в «Дом цветных карандашей» мадам Пенсил, не вернулся к своим родителям. Никто. Но что для меня более страшное, в конце они все были счастливы.

На сцене юные актеры заворачивают витки гиперболы на невероятные градусы, превращая, казалось бы, переигранные роли в настоящие глубокие символы: падение нравственности (образы мамы и папы главной героини), вседозволенности и жестокости (образ миссис Хаттсон), даже мадам Пенсил невольно лицемерит перед своими воспитанниками.

Радует, что дети постепенно избавляются от «мам» приходящих во сне. Быть может, это их этап взросления? И не это ли делает их счастливее? Все вроде как должно было быть. Но… Когда я думаю о… Тёме — младшем брате (как мне поначалу показалось) главной героини. Потом, конечно, я понял, что это щенок. Но более страшное осознание пришло позже. Его нет. Он фантазия. Иллюзия. То есть, конечно, раньше он был, но потом… Как сказала мама героини? Пуговиц наглотался и издох? Но он был все время с Анной.

Пустыня это от слова пусто? Эти дети наполняют пустоту внутри себя. Обычно мамами-супергероями. А Тёма был особенным наполнителем. Казалось бы, не таким обидным, но более стойким, чем у других. И кто знает, в кого однажды вырастет этот милый щенок.

Это не отзыв и не рецензия. Это попытка трезво взглянуть на творчество молодежного театра PARADOX. Я не буду говорить, хорошо или плохо это получилось. Не буду советовать идти на спектакль, равно как не буду и отговаривать посещения. Могу точно сказать одно: Я не остался равнодушным. Думаю, многие не остались равнодушными. Режиссеру удалось «поцарапать» зрителя.

Ну а ваше мнение я буду рад прочитать в комментариях.

Понравилось? Поделись с друзьями!