Бранимир: «В русском роке мне было бы скучно»

В концерте Интервью

Недавно Набережные Челны с концертом впервые посетил известный фолк-рок бард из Волгограда – Бранимир. Выступление музыканта состоялось в рамках мини-тура. По признанию исполнителя, в каждом городе он играет разную программу. К примеру, челнинский концерт состоял из песен, составляющих костяк его самобытного творчества. Сюда были включены композиции, благодаря которым публика полюбила Александра Паршикова (прим. ред. – настоящее имя музыканта). Челнинцы от концерта остались в восторге. Музыкант поразил их своим драйвом, простотой, открытостью и искренностью. Этим же Бранимир поделился с нашим корреспондентом в рамках эксклюзивного интервью для портала «В Культуре».       

 – Саша, музыкантам приходится играть на разных площадках – камерные залы и большие, фестивали. Что тебе ближе? Где комфортнее всего выступать?

Самая идеальная площадка – это клуб, человек на 100, и, чтобы он был полностью заполнен. Весёлая атмосфера обязательна. Играл концерты на больших фестивалях, на квартирниках, выступал на корпоративах, в общем, были разные форматы. Творчество у меня специфичное, много народу собирать всё равно не буду, поэтому, объективно, понимая это, избрал в качестве идеальной площадки для себя именно такой вариант. Очень классно, когда клуб полный, люди подпевают, а вокруг царит дружественная и прекрасная атмосфера.

– Сегодня ты устоявшийся артист. Какой он твой слушатель, зритель? На кого в первую очередь ориентировано твоё творчество?

– Как-то мне уже доводилось отвечать на подобный вопрос. Даже самому было интересно заняться этой занимательной арифметикой и составить такого среднестатистического Франкенштейна, который слушает мои песни. На концерты приходят очень разные люди. Они вряд ли могут где-то пересечься в реальной жизни. Люди разных субкультур, жизней, судеб и разных интеллектуальных потребностей. Как мои песни попали к ним в плееры? Зачем они приходят на концерты? Для меня остаётся полной тайной. Наверное, я помогаю им проговорить внутри себя какие-то проблемы. Укрепиться в каком-то образе мыслей. Мой друг – психиатр сказал мне однажды удивительную вещь: «музыка поддерживает устойчивость внутреннего мира человека». Возможно, и моё творчество также может поддержать устойчивость внутреннего мира моего слушателя и для меня это очень лестно. Если говорить о возрасте, то в основном это лица за 20 лет, но не совсем старые. Люди, скорее всего, пограничники – те, которым скучно жить в привычном состоянии и по той модели, которая предлагает общество. Это люди, которые стремятся вырваться за рамки обывательской жизни, что чаще всего я наблюдаю. При этом они могут работать, могут быть встроены в общественную матрицу, но это люди, которые предпочитают вырваться на свободу и жить какой-то иной жизнью, не навязанной обществом. Ещё один момент – люди, которые слушают меня, люди ищущие, читающие книги. Интересуются чем-то в окружающем мире, стараются открывать новые горизонты восприятия.

– С людьми, пришедшими на концерт, всё более-менее ясно. Задумывался ли ты, в каких случаях слушают твою музыку? Чем,  по то-твоему мнению, в этот момент они занимаются?  

– Когда мы держали путь в Челны, мой друг Игорь рассказал мне историю о своём товарище. Как-то он ехал в машине и случайно услышал мои песни, а в тот момент у него по жизни было совсем не «слава Богу». Ни чёрная, ни белая – какая-то странная полоса. Ему нужна была встряска, и тут он слышит фразу из песни «В печке будет всем тепло»: «Надо, сука, закаляться, х… ты пластом лежишь?». После этого у него началось какое-то бешеное воодушевление, всё сразу ладиться стало. Возможно, люди чаще всего меня слушают в каких-то экстремальных  ситуациях, в не самые простые периоды жизни. В этом случае я для них, как спасительная пилюля, волшебный пендель, так скажем. Кроме того прекрасно знаю, что меня люди слушают в тюрьмах, на войне, в момент покорения Эвереста.

– Что тебя вдохновляет? Какие-то личные переживания? События в стране, мире?

– Всё понемногу. Прежде всего, вдохновляет жизнь. Она складывается из многих факторов. Из прочитанных книг, просмотренных фильмов, новостей. Из произошедших в дороге со мной событий, из каких-то историй, которые я слышу от людей в дороге. Бывает, что в поезде человек может рассказать какую-то удивительную историю из своей жизни, и она служит импульсом к созданию песни. При этом она может сразу не написаться, я её вспомню, в лучшем случае, лет через пять, бывало и такое. Моя жизнь наполовину состоит из плацкартных вагонов, постоянной дороги и такая жизнь помогла мне здорово побороть негатив к России и полюбить её. Полюбить большинство людей, которые живут тут, и принять их такими, какие они есть. В общем, жизнь в дороге меня питает и является основным творческим топливом вот уже более 10 лет.

– Всегда было интересно, куда записывают музыканты свои мысли, когда приходит вдохновение. В тетрадку, на листок бумаги?

–В основном в телефон. Причём, когда у меня был кнопочный, сохранял тексты в виде СМС. Безусловно, пишу и на бумаге, на салфетках, оказавшихся под рукой. Как-то мне попался аномально большой билет на электричку и туда аккуратно поместился весь текст песни. По приезду домой собираю все записи и загоняю в комп, где уже пытаюсь придать этому готовый вид. Озарение может возникнуть и посреди ночи – в таких случаях записываю мысли на видео. Ладно, если потом расшифровать запись удаётся, но когда ты пробормочешь что-то невнятное и потом не можешь понять, вот это уже стрёмно.

– Многие начинающие музыканты в своём творчестве стараются равняться на своих кумиров. В их творчестве легко угадываются знакомые нотки, прослеживается знакомая манера исполнения. У тебя было также в начале?

– Когда я начал заниматься музыкой, у меня всё было взвешено, не было какой-то путеводной звезды. Я просто равнялся на примеры людей из андеграунда, прежде всего, хоть и был воспитан на русском роке. Слушал «Агату Кристи», «Калинов Мост», Чижа, «Серьгу» и других представителей мэйнстрима. В начале творческого пути меня вдохновляла судьбы группы «Адаптация» из Казахстана. Недавно коллектив прекратил своё существование. Конечно, я не воспринял это, как личную трагедию, но было очень грустно. С ними ушла часть истории русского андеграунда. Равнялся на ростовскую группу «Церковь детства». Мне очень нравится вектор духовного развития и творческого поиска их лидера Дениса Третьякова. Он устремлён куда-то по ту сторону добра и зла. Это удивительные тексты, которые будоражат моё воображение, когда я их прослушиваю по сей день. Меня вдохновляли примеры этих людей, которые отказывались от истеблишмента, от сознательного внедрения во всю эту официальную рок-тусовку. Сами делали себе гастроли, нашли себе аудиторию, сами сделали себе нишу. Встраиваться в матрицу такого мэйнстримового русского рока мне не хотелось долгое время. Сейчас я понимаю, что всё относительно и прекрасно дружу с теми людьми, которых слушал в детстве на кассетах. Сейчас я стал менее максималистичен. Раньше мне казалось, что андеграунд – это хорошо, а мэйнстрим – зло. Повторюсь, с годами я понял, что всё относительно, но в матрицу русского рока мне по-прежнему не хочется, мне там было бы скучно.

– Сегодня телик и радио практически изжили себя. В тренде интернет, соцсети, YouTube. Где музыкантам заявлять о себе слушателям?

– Честь и хвала социальным сетям. С помощью них можно прекрасно и плодотворно распространять свою музыкальную информацию. Транслировать её в мир. Находить себе слушателей и всё это, кстати, можно монетизировать. Телик и радио сегодня утратили свою прежнюю мощь. Да, они продолжают оставаться полезным инструментом и не помешают раскрутке. Есть регионы, маленькие города, где человек из телевизора там до сих пор котируется, где люди не смотрят YouTube. При всём при этом телик и радио сейчас уже не играют такую масштабную роль, как в 90-ые, 00-ые и уж тем более в 80-ые. Эти инструменты уже не так первичны, когда есть соцсети, YouTube и различные музыкальные платформы.

– На какой вопрос тебе хотелось бы ответить, но тебе его никогда не задают?

– Почему Россия хорошая страна? Потому что в ней живут хорошие люди и их большинство.

– Ты считаешь себя патриотом?

– Да, я и есть патриот! Я люблю свою страну такой, какая она есть. Даже во времена моего чернушного творчества, во времена сомнений и чудовищного нигилизма, я всё равно любил Россию. Это для меня совершенно естественное состояние и чувство. Ещё больше полюбил свою страну, когда по ней поездил.

 

Беседовал Руслан АСАНОВ

Понравилось? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *