Ася Волошина: «Для автора очень важно видеть и внимать, что вырастает из текста»

В театре Интервью

Накануне в «Мастеровых» состоялась премьера моноспектакля «Мама». Посмотреть его вместе с челнинскими театралами приехала и автор пьесы, которая легла в основу новой работы театра – драматург Ася Волошина. Позже о своих впечатлениях она рассказала на пресс-конференции.

– Ася, вы приезжаете на каждую постановку ваших произведений?

– Я приезжаю туда, куда меня приглашают. «Мастеровые» оказались очень гостеприимными. Вообще, я думаю, что для автора очень важно приезжать, видеть и внимать, что вырастает из текста. Потому что текст – это полуфабрикат в нашем случае, какой-то предлог для театра и поэтому очень важно понимать, что и как из этого ставится.

– «Маму» ставили и прежде. Как вы оцениваете постановку челнинского театра?

– Я не могу сказать, что «Маму» ставили раньше, потому что у этой пьесы довольно странная судьба. Она попала в руки Юрию Николаевичу Бутусову (прим. ред. – главный режиссёр и художественный руководитель Санкт-Петербургского академического театра имени Ленсовета). Он выходил на сцену и просто читал её по бумаге, никого не играя, не вживаясь в роль. Здесь же, наоборот возникает какое-то плотнейшее соприкосновение с ролью, прекрасной, на мой взгляд, актрисы Марины Кулясовой. Может быть, сегодня это было слишком тотально. После премьеры спектакль всегда меняется, и я думаю, что впоследствии будет чуть большая дистанция, более точная форма. Но на самом деле я поражена тем, насколько она, беря, этот объём страдания, проносит его, удерживает и не теряет зрителя.

– Как возникла идея поставить спектакль? Как вы вообще познакомились с Денисом?

– С Денисом мы учились в одной театральной академии. В какой-то момент он предложил мне поработать над «Шинелью» Гоголя для Челябинского театра. С этого и началось наше сотрудничество. Он приходил на первую акцию Бутусова. Видимо в какой-то момент пьеса его зацепила и он сказал, что хочет её поставить.

– Пьеса переведена на другие языки. Но насколько она будет удачна в других странах? Ведь в ней очень много нюансов, которые понимаем только мы.

– Я тоже каждый раз задаю этот вопрос режиссёрам, которые пытаются говорить со мной о том, что это может быть в других странах. Там есть какие-то универсальные вещи, но в то же время много конкретики. Не знаю, может быть это будет восприниматься, как диковинка, нам же интересно посмотреть, как у других. Может, там всё провалится  и не будет этих точек соприкосновений. С Польшей проще, потому что есть какое-то общее прошлое.

– Сегодня все театры продолжают обращаться в основном к классике и очень мало внимания уделяется современной драматургии. С каким материалом, на ваш взгляд, нужно работать сегодня, чтобы шагать в ногу со временем и быть понятным для зрителя?

– На самом деле, мы – современные драматурги не так обижены, как может показаться. Наши работы ложатся в основу экспериментальных постановок, ставятся где-то на малых сценах. Есть хорошая мысль Товстоногова (прим. ред. – Георгий Александрович –советский театральный режиссёр и педагог) о том, что с классикой нужно работать, как с современным текстом. Очень лихо, без какого-то чрезмерного пиетета. Просто брать Шекспира и делать так, как будто он написан вчера. А с современным текстом, в рамках этой мысли, нужно работать так, как будто он заслужил уважение. Конечно, каждому режиссёру хочется взаимодействовать с великой пьесой, но иногда можно и рискнуть.

 

Понравилось? Поделись с друзьями!