Андрей Лосев: «Пробуем заинтересовать слушателя, далёкого от метала»

В городе Интервью

Известная группа Alkonost стала главным ньюсмейкером последних недель. Среди важных событий – презентация нового сингла «The river», старт большого сибирского тура, эксперименты с акустикой и многое другое. Об этом портал «В Культуре» поговорил с участниками легендарного челнинского коллектива Андреем Лосевым, Ксенией Побужанской и Рустемом Шагитовым.

 – Совсем недавно вы представили новый сингл «The river» – англоязычную версию песни «Река из последнего альбома «Песни белой лилии». Почему выбор пал на эту композицию и почему именно на английском?

Ксения Побужанская (КП): – Эта песня у нас в топе по всем статистикам. Всегда следим за тем, что у нас слушают и что покупают. Посовещались с ребятами и решили делать именно её. Перевод композиции – шаг, ориентированный исключительно на Запад. Треки на английском просят постоянно, много комментариев по этому поводу пишут в Facebook. Ведь многие знают, что у Alkonost такая практика была, первые альбомы англоязычные, последующие пластинки не раз переводились. Поэтому и решили порадовать слушателей. К тому же у нас скоро европейский тур, а сингл может послужить хорошей «затравкой» перед ним.

Андрей Лосев (АЛ): – Таким образом, мы хотели привлечь к себе внимание. Более того это позволит прощупать почву. Будет более понятно, стоит ли нам действительно так работать в будущем. Плюс это эксперимент со звуком.

Рустем Шагитов (РШ): – Безусловно, в оригинальной версии всё сделано под российскую аудиторию. В английской – сведение, мастеринг под европейскую. Если слушать треки подряд, они очень сильно отличаются: посадка вокала, запись гитар.

– Какие были отзывы?

КП: – Ждала комментариев в духе: русская pagan группа не должна петь на английском, ужасный акцент и так далее. Но отзывы меня очень удивили. Например, написали, что вокал более разборчивый, хотя он гораздо тише, чем в русскоязычной версии. Там вокал на первом плане, а здесь на первом плане инструментал.

АЛ: – Меня позабавил комментарий насчёт Евровидения, предположили, что наша группа с этой песней собралась на музыкальный конкурс.

– В сентябре прошлого года у вас вышел макси-сингл «Тропа к весне». Вы, как и многие музыканты, решили перейти исключительно на синглы? Или всё же продолжите выпускать полноформатные альбомы?

КП: – От пластинок мы не отказываемся. Просто мировая тенденция сейчас такая. В порядке вещей перед выпуском альбома издать 3-4 сингла. Делают это все, независимо от жанра музыки.

АЛ: – Опять же это проверка будущего альбома. Ты готовишь слушателя к тому, что там будет.

РШ: – Подогреваем интерес. Если долго молчать, люди просто перестанут слушать нас. На запись альбома уходит много времени. Надо продумать концепцию. Сделать его в каком-то едином стиле, ключе.

– Работаете ли вы сейчас над новым материалом?

КП: – Запишем ещё одну песню под следующий сингл. Всего их будет 3-4. Именно новые композиции, не переводы.

АЛ: – Также придётся поработать над каким-нибудь лирик-видео. Сделать читаемый видеоряд. Чтобы люди не просто на картинку смотрели, а правильно воспринимали атмосферу композиции. Клипы не всегда соответствуют тексту. С лирик-видео гораздо проще, можно настроить слушателя уловить нужный смысл.

– В феврале-марте у вас стартует большой сибирский тур. Кто был его организатором? В каких городах планируете выступить?

КП: – Инициатором была я. Изначально мы хотели делать только европейский тур. Но так как ребята пока не совсем подготовлены к концертам, я решила, что нам нужен ещё один тур – репетиционный перед концертами в Европе. Также у нас есть два концертных директора, между собой мы распределили обязанности и работаем по туру. В списке городов Уфа, Пермь, Томск, Новосибирск, Магнитогорск, Челябинск. Самой дальней точкой будет Иркутск. Тур назвали в честь сингла «Тропа к весне».

– Концепцию выступлений уже обдумали? Что будете играть?

АЛ: – Самое главное там будет сама песня «Тропа к весне».

КП: – Мы стандартно включаем в программу новые и старые песни. Слушатели разделились на два лагеря: Alkonost до и после. Поэтому многим очень важно, чтобы был и старый материал тоже.

– За поседение годы в Челнах резко уменьшилось количество площадок для выступлений. Многие организаторы завязали с концертной деятельностью. Вас негде увидеть и послушать. Не думали собрать автобус для местных слушателей и вывезти их в ближайшие города. В тот же Ижевск, где будете играть 21 февраля.

КП: – Об этом не думали, потому что у меня самой есть опыт в проведении концертов. Для меня в принципе не составит труда организовать выступление Alkonost в Челнах. Просто пока физически нет на это времени. Вы правильно отметили, организаторов нет. Но концерт будет. Народ ждёт, спрашивает, чуть ли не каждый день. Поэтому в этом году в Челнах мы обязательно выступим. Мы кстати, собирали автобус на концерт в Казань, людей было достаточно много.

РШ: – Казань мы тоже не часто балуем концертами. Впервые выступили там за последние четыре года.

– В конце января в вашей группе «ВКонтакте» был пост – видео с акустической программой. Что это за программа?

КП: – Мы готовим полноценную акустическую программу. Она пользуется большим спросом. На многих фестивалях нет формата метала, не все площадки могут позволить себе такие выступления. В скором времени мы закончим работу над ней.

– Как я понимаю, в ней задействованы не все музыканты?

КП: – Нет, не все! В этой программе у нас новая участница Татьяна Лебедева, играет на скрипке. Никто из нынешнего состава этим инструментом не владеет. Поэтому ни Андрей Пантерич, ни Рустем, ни Алексей в ней не участвуют.

– В Челнах можно будет показать данную программу?

КП: – Исходя из сложившейся ситуации в городе, это даже более реально, чем метал-выступление. В том же «Максимилиансе», где проводится «Живое пекло», мне совершенно не нравится выступать с металом. Считаю, что эта площадка не для него. Совсем другое дело с акустикой.

АЛ: – Надо ещё понимать, что площадка в «Максимилиансе» для нас очень маленькая. Если хочешь какое-то грандиозное событие, там ты его не сделаешь. Приходится стоять впритык друг к другу, тесно, неудобно. Это как в случае с Ульяновском, когда волосы Ксении намотались на гриф гитары. А насчёт акустики могу сказать, что это всё-таки проба заинтересовать слушателя, далёкого от метала. Познакомить с нашей группой. Это очень интересный эксперимент для нас. Меняем аранжировки, смотрим на свои песни совсем с другого ракурса.

– Автором ваших текстов является Мари Мёрке. Как проходит сотрудничество с ней?

АЛ: – С ней мы познакомились во время записи одного из наших альбомов. Очень интересный человек, мыслит примерно также как и я. Только если я в музыкальной форме, она в текстовой. Последние её работы приводят меня в восторг. Она тонко чувствует мелодию и подбирает слова.

– То есть сначала пишется музыка, а потом текст под неё?

КП: – Так было до последнего альбома, к которому она полностью предложила тему. Расписала, как всё должно строиться, дала эмоциональный фон. Андрею пришлось потом под него подстраиваться.

АЛ: – Для меня это было нереально тяжело, потому что с этим я никогда не сталкивался. Слова или хотя бы идея песни приходили во время написания музыки. А здесь приходилось фантазировать на тему слов. Был страх соврать, не попасть мелодикой в эмоции. Не уверен, что в дальнейшем будут подобные эксперименты ещё.

КП: – Это сыграло нам руку. Из-за того, что Андрей не всегда попадал в эмоции, у нас накопилась половина материла на следующий альбом.

– В марте прошлого года в Челнах состоялся юбилейный концерт Alkonost. На сцену вышли классический и действующий составы группы. Как всё прошло?

АЛ: – Это была идея Ксении. Я лично против всяких юбилеев и мероприятий подобного рода. Масштабное событие, пришло много народу, были слушатели из других городов.

КП: – Организатор одного из крупных фестивалей даже предложил нам сделать подобный концерт ещё раз. Но мы подумали, что это будет похоже на то, как Алла Борисовна в очередной раз отправляется в прощальный тур.

АЛ: – Пока это здесь – это уникально. Стоит сделать серию концертов и вся уникальность исчезнет. Поскольку это родилось в Челнах, все вещи, связанные с ностальгией, должны

проходить здесь.

КП: – На концерте мне хотелось плакать. Переполняли эмоции. Ведь в становление группы столько сил было вложено, времени.

РШ: – А я наконец-то побывал на выступлении классического состава Alkonost. С 17 лет мечтал об этом, да всё никак не удавалось попасть.

Понравилось? Поделись с друзьями!